Публикации

06.04.21

Тайна мощей Александра Невского. Что нашли эксперты внутри серебряной раки

Мощи великого полководца Александра Невского, покоящиеся в Троицком соборе Александро-Невской лавры, считаются одной из самых главных святынь Русской православной церкви. Раку с ними несколько раз вскрывали, проводили экспертизы, возбуждали уголовное дело, что породило множество слухов и легенд. Правда ли, что в раке нашли кости разных скелетов? Куда пропала записка XVII века из гроба великого князя, и где ее недавно обнаружили историки? И действительно ли в Лавре находятся настоящие святые мощи Александра Невского, - рассказал доктор исторических наук, профессор, директор Института истории и социальных наук РГПУ им. А. И. Герцена Роман Соколов. «Великий князь и полководец Александр Ярославич Невский скончался 14 ноября 1263 года в Городце (ныне - районный центр Нижегородской области), возвращаясь из Золотой Орды во Владимир. Причина смерти неизвестна, хотя по этому поводу историки высказывают самые разные догадки - от отравления до туберкулеза. Перед смертью Александр принял схиму (стал монахом. - Ред.), и его тело похоронили 23 ноября в Рождественском соборе Рождественского монастыря во Владимире. Мощи великого полководца были открыты в 1381 году - после Куликовской битвы. Тогда же его впервые официально начали называть святым, а в 1547 году канонизировали на уровне всей Русской церкви. Останки князя неоднократно горели - в то время во Владимире случались сильные пожары. После одного из них мощи в очередной раз собрали, сложили в раку, а к остаткам монашеского облачения прикрепили записку, где сообщалось: «1681 года мая в 20 день собраны сия мощи благовернаго князя Александра после церковнаго горения, тогда бо погореша вси иконы». В 1723-1724 гг. по приказу Петра I мощи полководца торжественно перенесли в Александро-Невский монастырь (с 1797 года - Лавра) в Санкт-Петербурге. В XVIII в. гроб с мощами поместили в серебряную раку, где они простояли нетронутыми до 1917 года, когда Петроград оказался под угрозой нападения немцев во время Первой мировой войны. Представители духовенства произвели тайное вскрытие гробницы для освидетельствования мощей на случай эвакуации. Согласно описанию, там находились посторонние предметы, которые воспроизводили человеческое тело. Проще говоря - кукла. Лежали и подлинные фрагменты мощей, частично помещенные прямо в «муляж», частично хранившиеся отдельно. Стоит подчеркнуть, что, с точки зрения канонов православия, останки святых и в тленном виде (кости) - такая же святыня, как мощи нетленные. Представители Священного Синода приняли решение убрать все постороннее, составили акт с описью и вложили его в раку вместе с останками, обрывками одежды и той самой запиской XVII века. Правда, в покое прах великого князя пребывал недолго. В мае 1922-го серебряную раку снова вскрыли, на этот раз коммунистические власти - в присутствии общественности и под вспышки фотоаппаратов. В экспертизе участвовали медики, которые идентифицировали останки как древние и принадлежащие одному человеку. И тут же в советской прессе начались инсинуации. Одна за другой выходили статьи, где красной нитью проходила мысль о том, что останки подложные. В итоге в августе того же года власти проводят еще одну экспертизу (уже с другим составом докторов). При этом двое из специалистов, понимая, что результат предрешен, наотрез отказываются в ней участвовать. И действительно, в акте нового осмотра появляется «нужная», хоть и весьма туманная запись, что фрагмент одной из костей может принадлежать другому человеку. Весть разлетается по всей стране в самых различных вариантах, спекуляции на ней продолжаются до сей поры. Лично я призываю верить первой экспертизе, которая, надо помнить, проводилась в условиях мощнейшей антирелигиозной кампании. И несмотря на это, был составлен документ, не оставляющий сомнения, что останки подлинные». «На основании материалов вскрытия раки князя в 1922 году было возбуждено уголовное дело. Суть его заключалась в следующем: церковники знали, что мощи нетленными не являются, это обгорелые кости, но все же «обманывали» народ. «Вековой обман» - такой термин фигурировал в деле, в которое в качестве вещдоков были вложены три конверта - с запиской XVII века, ниткой, ее скреплявшей, и актом-описью 1917 года. Но это уголовное дело никаких последствий не имело, так как представители духовенства вовсе не делали заявлений о нетленности мощей Александра Невского. Более того, митрополит Вениамин через средства печати обращался к Зиновьеву с призывом воздержаться от вскрытия мощей, поскольку их тленное состояние, обусловленное пожарами, и без того известно. В итоге уголовное дело осталось без обвиняемых и развалилось. Митрополита Вениамина в том же 1922-м расстреляли по другому поводу - за «противодействие изъятию церковных ценностей». Дело же по мощам закрыли и передали на хранение в архив губернского суда, откуда, как недавно выяснилось, оно попало в Ленинградский областной государственный архив в Выборге. Соответственно и записка XVII века, местонахождение которой считалось неустановленным (имелись лишь фотокопии), хранится в архиве. На сегодняшний день это единственный артефакт, который два с половиной века пролежал с останками Александра Невского и доступен исследователям. Сами мощи вернулись в Лавру только в 1989 году из Музея истории религии и атеизма (размещался в Казанском соборе. - Ред.), и вряд ли в ближайшее время они будут доступны для экспертов, а вот записку и акты 1922-го можно и нужно изучать. Важно отметить, что артефакт стал доступен для изучения благодаря неравнодушию сотрудников архива и его директору Юлии Крипатовой, которая, работая с делом, поняла значимость находящихся в нем документов и решила получить консультацию специалиста. Так она вышла на меня, и теперь мы ведем исследование вместе. Безусловно, записка как документ должна находиться в архиве, а мощи как святыня - принадлежать церкви». «Как уголовное дело о вскрытии мощей Александра Невского попало в наш архив - до сих пор остается загадкой. Дело в том, что Петроградский губернский суд, пришедший на смену революционному трибуналу и народному суду, был образован уже после самого процесса, но все равно документ оказался в его фондах (дело закрыли только в 1924 году), а в 1961-м бумаги передали в Госархив Ленинградской области. Неудивительно, что историки не могли найти их следы. Никому и в голову не приходило искать дело о вскрытии мощей Александра Невского (май 1922 г.) в фонде организации, созданной через полгода после вскрытия, а тем более в документах за 1924 год. Сегодня дело относится к «особо ценным», но учитывая громкие имена участников процесса и свидетельства, имеющие большую историческую ценность, мы бы хотели перевести его в статус «уникального». Отмечу, что все документы дела прекрасно сохранились, включая записку XVII века, которую сейчас можно отнести к святыням, а тогда она выступала в качестве улики, призванной обличить духовенство. К 800-летию со дня рождения Александра Невского мы планируем издать сборник документов из уголовного дела о вскрытии мощей с комментариями экспертов. И у россиян появится возможность узнать больше об этой непростой и уникальной истории». Петербург станет центром празднования 800-летия Александра Невского. Как сообщили в комитете по культуре, состоится более сотни мероприятий. Так, в июне правительство города совместно с Санкт-Петербургской епархией, Духовной академией и Институтом истории РАН проведут конференцию, посвященную эпохе и наследию Александра Невского. В Музее А. В. Суворова готовят уличный праздник с реконструкцией событий, связанных с жизнью и именем святого. А Музей театрального и музыкального искусства проведет в Шереметевском дворце концерт, где прозвучит кантата С. Прокофьева «Песнь об Александре Невском». Кульминация торжеств - 12 сентября. В этот день центром станет Александро-Невская лавра. Также состоится награждение лауреатов премии правительства Петербурга «За заслуги в укреплении народного единства, сохранении культурного и исторического наследия» имени Александра Невского. А финалом станет шоу на Дворцовой площади 6 декабря - в День памяти святого благоверного князя. На территории парка «Россия - моя история» открыта фотовыставка «Во имя святого князя». До конца года ее покажут в ряде регионов страны.

28.02.21

Мифы об Александре Невском

Историк Дмитрий Володихин опровергает «модные тезисы», которые зачастую формируют искаженное мнение о князе Александре Невском. Неправда! Эта идея родилась из чистого невежества. Битва на Чудском озере отражена в немецких источниках, в частности, в «Старшей Ливонской рифмованной хронике». Основываясь на ней, отдельные историки говорят о незначительном масштабе сражения, потому что «Хроника» сообщает о гибели всего двадцати рыцарей. Но здесь важно понять, что речь идет именно о «братьях-рыцарях», выполнявших роль высших командиров. О гибели же их дружинников и набранных в войско представителей балтийских племен, составлявших костяк армии, ничего не говорится. Что касается Невской битвы, то она не нашла никакого отражения в шведских хрониках. Но, по мнению крупнейшего российского специалиста по истории Балтийского региона в средние века Игоря Шаскольского, «…этому не следует удивляться. В средневековой Швеции до начала XIV века не было создано крупных повествовательных сочинений по истории страны типа русских летописей и больших западноевропейских хроник». Иными словами, следы Невской битвы у шведов и искать-то негде. Снова не так! Вряд ли в XIII столетии можно говорить о «едином Западе». Возможно, правильнее было бы говорить о мире католицизма, но и он в целокупности был очень пестр, разнороден и раздроблен. Руси реально угрожал не «Запад», а Тевтонский и Ливонский ордена, а также шведские завоеватели. И разбивали их почему-то на русской территории, а не дома в Германии или Швеции, и, стало быть, угроза, исходящая от них, была вполне реальной. Что же касается Орды, то существует источник (Устюжская летопись), который дает возможность предполагать организующую роль князя Александра Ярославича в антиордынском восстании. Это всего лишь домыслы. Князь Александр Ярославич в первую очередь защищал то, что унаследовал от отца и деда. Иными словами, с большим искусством выполнял задачу стража, хранителя. Что же касается смерти его брата, то надо прежде подобных вердиктов изучить вопрос о том, как тот, в безрассудстве и молодечестве, положил русские рати без пользы и каким путем вообще приобрел власть. Это покажет: не столько князь Александр Ярославич был его губителем, сколько он сам претендовал на роль скорого губителя Руси… Это уже и вовсе беспочвенная публицистика. С Ордой контактировали тогда все русские князья. После 1240 года у них был выбор: умереть самим и подвергнуть новому разорению Русь или выжить и подготовить страну к новым битвам и в конечном итоге к освобождению. Кто-то очертя голову ринулся в бой, но 90 процентов наших князей второй половины XIII века избрали иной путь. И тут Александр Невский ничем не отличается от прочих наших государей того периода. Что же касается «азиатской державы», то здесь сегодня действительно звучат разные точки зрения. Но я как историк полагаю, что Русь никогда ею не сделалась. Она не являлась и не является частью Европы или Азии либо чем-то вроде смеси, где европейское и азиатское принимает разные пропорции в зависимости от обстоятельств. Русь представляет собой культурно-политическую суть, резко отличную и от Европы, и от Азии. Точно так же, как Православие не является ни католицизмом, ни исламом, ни буддизмом, ни какой-либо иной христианской конфессией или религией.

14.02.21

Святой воин земли русской

В течение 2021 года в России будут проходить мероприятия, связанные с празднованием 800-летия святого благоверного князя Александра Невского. О великом правителе Русской земли, его выдающейся роли в становлении национальной государственности мы поговорили с известным петербургским историком-исследователем  Юрием Алексеевичем Соколовым. Согласно летописным упоминаниям, самостоятельную государственную деятельность в качестве новгородского князя Александр Ярославич начал уже в 15 лет. А в 19 выиграл свое первое крупное военное сражение – Невскую битву. В июле 1240 года шведский флот вошел в Неву, в планах было завладеть Ладогой. Александр, узнав об этом, без запроса помощи из Владимира, без полного сбора ополчения, силами своей дружины с отрядами новгородцев и ладожан атаковал шведский лагерь у устья реки Ижоры и одержал безоговорочную победу. Историк Юрий Соколов считает: для объективной оценки Александра Невского как государственного деятеля прежде всего не стоит забывать, что на тот момент он был еще очень молодым юношей. Выигранное сражение стало важнейшим событием в обороне Руси от большой агрессии Запада, которую там задумали как альтернативу Крестовым походам на Восток. Цель – захват новых земель, которых Европе стало не хватать. Тогда европейские стратеги решили: русские земли являются подходящими для завоевания. Римский папа переводит рыцарские ордена на север, в район Балтики. Они покупают у поляков часть территории и основывают Тевтонский орден. В 1200 году орден меченосцев закладывает крепость Ригу, захватывает эстов и выходит на русскую границу. После чего рыцари начинают нападать на приграничные территории Руси. Стратегический гений Александра Невского заключался в том, что он вовремя понял: в защите от европейцев у него есть единственный союзник – Орда. К слову сказать, союз с Востоком не поддерживали даже некоторые ближайшие родственники князя Александра, в частности его родной брат Андрей Суздальский был «ориентирован на Запад». Весь последующий ход развития страны полностью доказал правильность решения молодого князя – Русь сохранилась как независимое государство. Исследователь жизни Александра Невского считает, год его 800-летия поможет сохранить главное – память о великом правителе и воине: Еще одной блестящей победой Александра Невского стало Ледовое побоище. Битва произошла на Чудском озере 18 апреля 1242 года. Новгородцы и владимирцы под предводительством князя Александра разбили войска Ливонского Ордена. Согласно летописям, в начале сражения войско Ордена нанесло мощный удар по центру русского боевого порядка, но затем княжеская конница ударила с флангов и решила исход в свою пользу. Согласно новгородской летописи, русские семь верст преследовали немцев по льду. «Со временем у нас произошла некая мифологизация Ледового побоища. На Западе вообще отрицают, что оно было. Уверяю вас: через какое-то время будут говорить, что и Сталинградской битвы не было. В 90-х годах мне пришлось увидеть учебник нашей истории, изданный Фондом Сороса. Там четыре главы посвящены Второй мировой войне: две про войну на Тихом океане, одна про Западный фронт и малюсенькая глава про Восточный. Там не написано ни про блокаду Ленинграда, ни про Курскую битву и битву под Москвой. Берлин был взят союзниками – это так, мы были союзниками, но ни СССР, ни маршалы Иван Конев и Георгий Жуков не упоминались. А Прага освобождена американцами – это предлагалось изучать российским школьникам в 90-х годах по учебнику Сороса». Беседовала Марина КОЗЛОВА фото: Лидия ВЕРЕЩАГИНА и Наталья ЧАЙКА

04.02.21

Два лика святости

К  идеологическому наследию Александра Невского русское политическое сознание обращается в переломные эпохи, когда кажется, что «порвалась дней связующая нить». К  идеологическому наследию Александра Невского русское политическое сознание обращается в переломные эпохи, когда кажется, что «порвалась дней связующая нить» и необходимо как-то соединить их обрывки. И при Иване Грозном, и в эпоху Петра I, и в 1930‑е годы Александра Невского вспоминали как имя, скрепляющее воедино перипетии русской истории. В нем видели хранителя ее единства и преемственности. Этих качеств — единства и преемственности — Древняя Русь лишилась к тому времени, когда Александр взошел на престол Новгородского княжества: неокрепшая феодальная государственность не выдержала испытания Ордой. Казалось, что и русского народа больше не будет на политической карте мира: среди современников Александр был, увы, одним из немногих, кто в полной мере осознавал всю горечь случившегося. И чаша страданий, глубину которых донесли до нас авторы «Слова о погибели Русской земли» или «Повести о битве на реке Калке», не отравила, но отрезвила его: осознание произошедшей катастрофы превратило удельного князя в фигуру нефеодального масштаба. «О, Русская Земля! Ты уже за холмом!» — так могли говорить люди, вставшие над феодальным сознанием эпохи. Святой Александр был одним из тех, кто, испив чашу страдания до конца, смог соединить в своей политической деятельности идеализм и прагматику. В чем же идеализм великого князя? В том, что в трагический момент поражения он не отказался от тяжелого государственного труда по осознанию собственной идентичности, определению собственной стратегии, в которой одной и был залог будущей победы. Невская битва и Ледовое побоище, быть может, не самые большие битвы в истории Средневековья, но именно в них Древняя Русь раз и навсегда сделала свой выбор, совершив великий труд самопостижения. Выбрав путь православия, она обозначила свое место на будущей карте мира. И это — труд князя Александра. Выбор не был легким, его не мог сделать просто прагматик или реалист: за три десятилетия до того, в 1204 году, крестоносцы разграбили Константинополь, поставив на колени самую могущественную православную державу в мире. Защищая православную веру, князь Александр мог опираться только на собственные силы, которые были скудны; и помощи ждать было неоткуда. Только идеалист, верящий в правоту православного выбора своих далеких предков, мог принять такое решение. Прагматизм же князя Александра был не менее труден и болезнен: выбор в пользу православия требовал жертв, и он сознательно на эти жертвы пошел. Нужно было смириться с экономической эксплуатацией собственного народа, «сдать» татарам еще не покоренный Новгород, унижаться перед врагами, выпрашивая у хана ярлык, усмирять благородные, но бессмысленные антитатарские выступления — на плечах Александра Ярославича лежало тяжелое бремя. И это была та цена, которую платили он и его народ за сохранение веры. Но, сохранив идентичность Руси, накалив православие — этот идеологический стержень древнерусского государства, — он заложил основы будущей победы Руси над своими врагами (и не просто победы, но и подлинно христианского триумфа симфоничности — ведь впоследствии значительная часть государства Чингизидов вошла в состав России). Этот подвиг духовного прозрения и княжеского смирения сделал его святым — сначала в глазах немногих дальновидных современников, а затем, по мере того, как его деятельность стала приносить плоды, все большего количества людей. Наряду с преподобными Сергием Радонежским и Серафимом Саровским, святым равноапостольным князем Владимиром, благоверный князь Александр Невский — один из наиболее почитаемых святых Русской церкви. И почитание — это подлинно народное, не инициированное «сверху». В князе Александре Ярославиче русские видят нечто созвучное своему идеалу человека. Средневековая литература об Александре Невском, в изобилии появившаяся в XVI–XVII века, сразу после канонизации его как общерусского святого, идеализирует князя: его сравнивают с такими библейскими персонажами, как праведный царь Езекия или Иисус Навин, подчеркивается покровительство Александра Церкви, его послушание священноначалию. Но за этой идеализацией прослеживается что-то выходящее за рамки житийных шаблонов: образ Александра не «по-житийному» живой и притягательный. Так же притягательны и живы персонажи былин, герои русских сказок или, например, такие литературные герои из народа, как Василий Теркин или Григорий Мелехов — князь Александр будто бы стоит в их ряду. Говоря современным языком, это «что-то» можно назвать мужским идеалом: в нашем коллективном сознании Александр есть воплощение мужественности — и во внешности, и в характере. Он — идеальный мужской характер, который так безуспешно искали в своих героях писатели Золотого века русской литературы, но который смогла «нащупать» в святом князе средневековая агиографическая литература. Внешность Александра — что называется «типично славянская», среднерусская. На иконах допетровского времени Александр — тогда его изображали без меча и воинских атрибутов — предстает перед нами хорошо сложенным, кудрявым, русоволосым человеком: «аки Георгий», он «рус, плечист телом, сановит и добротою исполнен, власы кудреваты и кудерцы видать» (из руководства по иконографии — иконописного подлинника XVII века). В «Повести о житии и храбрости благоверного и великого князя Александра», написанной в XIII веке, приводится портрет Александра. Ростом он «выше иных людей», голос имеет звонкий, «словно труба в народе». Лицо у Александра красивое, «словно лицо Иосифа». Чем не идеал русской мужской красоты? (И, быть может, не случайно в этой связи, что прозвище «Невский» взял себе известный бодибилдер Александр Курицын). Что касается характера, то в князе Александре проявляются опять же типично русские черты: с одной стороны, христианское смирение и мудрость, которая из него проистекает, а с другой — бесстрашие в часы опасности и молодецкая удаль (столь характерная для многих русских людей). С небольшой дружиной он атакует превосходящих по численности врагов, наносит удар смело и неожиданно (так мы обычно представляем себе Невскую битву): «и самому королю возложил печать на лицо острым своим копьем». Автор «Повести» сравнивает князя с римским императором Веспасианом, в новозаветные времена покорившим Иудею и, согласно легенде, при взятии одного из городов в одиночку, без войска, отразившим врагов. Мужеству Александра поражаются даже враги: «царь Батый, узнав о его мужестве, возлюбил его паче всех князей» (из Новгородской летописи XV века) — можно вспомнить сцену из «Судьбы человека» Шолохова, где «русское достоинство и гордость» Андрея Соколова испытывает комендант концлагеря. Несмотря на молодость, Александр умен, прозорлив, и Господь отмечает его знаком мудрости — немногословием: если он говорит что-то, то говорит коротко, но метко. Афористичность, народная простота его речи видна в сравнении с речами героев других народов. «Я забочусь не о том, чтобы Бог был на нашей стороне. Я более всего забочусь о том, чтобы мы были на Его стороне», — велеречиво рассуждает герой американской истории (эта фраза принадлежит Аврааму Линкольну). А Александр формулирует ту же мысль проще: «Не в силе Бог, но в правде». Хотя немногословие — скорее женская добродетель, но умение точно выразить мысль, сделать из мысли пословицу — это то, что было присуще народному герою-мужчине во все времена: Наконец, идеальный мужской характер не бывает полон без жертвы, которую герой приносит «за други своя»: хотя мнения историков в этом вопросе расходятся, народная память однозначно приписывает кончину Александра отравлению в Орде — таким образом, положительные качества героя сливаются воедино в высшей точке: как и подобает святому, князь Александр Ярославич кладет свою жизнь на жертвенник высшего закона любви — ценою жизни спасает свой народ и Отечество.

12.01.21

Восемь столетий благодарной народной памяти

В наступившем году на государственном уровне страна будет широко отмечать 800-летие со дня рождения князя Александра Невского. Соответствующий указ Президент России Владимир Путин подписал еще в июне 2014 года. Об исторической роли выдающегося полководца и дипломата, о его духовном наследии и покровительстве земле Русской — в эксклюзивном интервью «РФ сегодня» размышляет председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко. - Память о небесном покровителе Санкт-Петербурга живет на протяжении всей его истории. Взгляните на городскую карту — вы найде­те на ней места, где установлены монументы в честь этого героя русской древности. Найдете мост и площадь Александра Невского, посвященные ему храмы и даже огромную великолепную Александ­ро-Невскую лавру. Спуститесь в метро — и там есть названная в его честь станция… Его жизнь и деяния — предмет изучения в ведущих гуманитарных центрах города — Санкт-Петербургском государственном университете, академическом Институте истории материальной культуры, Пушкинском Доме… Можно смело сказать, что Александр Невский постоянно присутствует в духовной жизни города. Именно поэтому, на мой взгляд, Северная столица заслуженно избрана центром предстоящих торжеств. Конечно, они пройдут не только здесь. Новгород и Владимир, Ярославль и Псков, его малая родина Переславль-Залесский и многие другие города тоже будут активными участниками общероссийских торжеств. Такой их масштаб далеко не случаен. Память об Александре Ярославиче не сиюминутный и конъюнктурный эпизод быстротекущей жизни, а родившееся в далекой древности глубинное народное чувство. Вы помните, как в 2008 году проходил полный жарких споров общероссийский конкурс «Имя Россия»? В нашей истории было очень много выдающихся политических деятелей, гениев науки и культуры. Выбор широчайший. Но именем России был назван тогда Александр Невский! В оценке его деяний присутствует редкое единодушие всех, кто любит Россию. Такое отношение присутствует в самых разных сферах и на всех уровнях нашей жизни — его почитают живущие в глубинке сельчане и обитатели мегаполисов, широкая общественность и государственная власть. Скажу в этой связи только об одном уникальном проявлении такого отношения. В 1725 году в Российской империи был учрежден задуманный Петром Великим орден Александра Невского, ставший одной из высших государственных наград. Во времена Великой Русской революции все имперские награды были упразднены. И только одна из них — орден Александра Невского вновь появился в ряду боевых орденов в тяжелейшем 1942 году! Затем в начале 90-х годов ­ушла в прошлое и советская наградная система. Утратил свой статус и орден, носивший имя великого князя. И вновь, уже в наше время, словно феникс из пепла, он появился и занял почетное место среди государственных наград новой России! Это уникальная, единственная в своем роде история. Образ Невского идет через века… - И в Петербурге, и в Ленинграде… Помню, как в конце 80-х годов (я работала тогда заместителем председателя Ленгорисполкома, ведала вопросами образования и культуры) группа энтузиастов из НИИ физической аппаратуры в Колпине загорелась идеей восстановления храма на месте знаменитой Невской битвы в устье реки Ижоры — приближалась ее 750-я годовщина. Храм, воздвигнутый в честь этого сражения в конце XVIII века, был серьезно поврежден в годы Великой Отечественной войны, когда он оказался на линии фронта. Уцелевшие помещения во время обороны Ленинграда служили военным складом. После войны место боеприпасов заняли гражданские товары, древняя церковь, постепенно разрушаясь, оставалась хозяйственным хранилищем и в конце концов пришла в аварийное состояние. Проседающий купол было приказано обрушить. Храм превратился в печальную бесхозную руину и оставался таким несколько десятилетий. Энтузиасты горячо взялись за восстановление. Провели несколько воскресников и поняли, что без серьезных профессиональных работ здесь не обойтись. Добиваясь своих благородных целей, они начали шумную «осаду» городских властей. Их перестроечный напор достался и мне. Ребятам хотелось получить, как говорится, все и сразу. Не раз и не два они перехватывали меня на ступенях Мариинского дворца, требуя немедленного решения всех вопросов. Я терпеливо разъясняла им, что город понимает значение этого исторического памятника. Подготовка к восстановительным работам ведется, решение будет. Но дело это непростое. В него требуется вовлечь десятки организаций — от Водоканала и Ленэнерго до реставрационных мастерских, найти средства… Но думаю, что их горячность в итоге делу помогла. В ноябре 1988 года было принято хорошо проработанное решение исполкома о восстановлении исторического памятника. В работу включились больше двадцати специализированных организаций. Дело восстановления по известным причинам несколько замедлилось в начале 90-х годов, но проект был завершен. Сегодня в устье Ижоры воздвигнут достойный мемориальный комплекс и музей Невской битвы. Случилось в то время и еще одно памятное событие, в организации которого довелось принять участие. Как известно, в 1724 году по решению императора Петра I мощи святого и благоверного князя Александра были перенесены из Владимира в новую столицу России. С 1790 года они хранились в Свято-Троицком соборе Александро-Невской лавры. После революции прах прославленного полководца оказался в Казанском соборе, где расположили музей истории религии и атеизма. В июне 1989 года опечатанный кипарисовый ларец, в котором хранились мощи святого князя, был возвращен Русской православной церкви. Церемония передачи стала торжественным общегородским дейст­вом. Ларец принял митрополит Ленинградский и Новгородский Алексий, ставший несколько лет спустя Святейшим Патриархом Московским и всея Руси. Шествие — его сопровождали десятки тысяч горожан - прошло по Невскому проспекту от Казанского собора до Свято-Троицкого храма Александ­ро-Невской лавры. - Его дипломатические таланты, на мой взгляд, не подлежат сомнению. Несколько лет назад мне довелось прочитать статью академика Анатолия Васильевича Торкунова: он на основании древних источников показал это с исчерпывающей убедительностью. Судите сами. Действуя сообразно главному правилу своей жизни — «Не в силе Бог, но в правде», Александр Ярославич призывал правителей других стран не вступать в чужие пределы, не искать в войнах личной выгоды. По мнению недавно ушедшего от нас выдающегося археолога Анатолия Николаевича Кирпичникова, Александр Невский едва ли не впервые в Европе выдвинул идею нерушимости границ. Александру Невскому было присуще государственное мышление, отличительной чертой которого была феноменальная дальновидность. Он на века определил главные направления нашей внешней политики — западное и восточное, всеми силами старался не допустить объединения недругов Руси для одновременного выступления против родной земли. И это завещанное им правило соблюдается уже много веков. - Буду стараться сделать это по максимуму, посетить все основные центры, связанные с жизнью нашего великого предка. А особенно важным считаю участие в намеченных торжествах российской молодежи. Народ — это союз поколений во времени, и нас соединяют с великим сыном русской древности живые нити преемственности, требующие продолжения славных дел, совершенных им.